В Венгрии произошли важные изменения. Протесты, начавшиеся 12 декабря , проходят регулярно по всей стране. Демонстрация в Будапеште в прошлую пятницу вновь объединила оппозицию, профсоюзы и интеллигенцию. До сих пор эти три группы не смогли наладить стратегическое сотрудничество. Звучит странно, правительство помогло им.

Основной причиной протестов является новый закон, называемый «законом о рабстве», который дает работодателям возможность увеличить допустимое количество сверхурочных с 250 до не менее 400, и в то же время расширяет обязанность платить до трех лет. Акт был принят в экспресс-режиме в нарушение парламентских норм, и его уже подписал президент Янош Адер.

Чтобы понять, за чем следовали венгерские законодатели, давайте взглянем на состояние экономики. В Венгрии в последнее время наблюдается рост на 5%. В течение многих лет другие экономики региона росли, давая гражданам шанс разбогатеть, и ВВП Венгрии на душу населения не меняется. Он уже меньше, чем в Польше, и при нынешней тенденции через несколько лет он также может быть ниже, чем в Словакии.

Чтобы сохранить уровень жизни, венгры должны найти новый путь развития. С каждым годом процент работников уменьшается, общество стареет, а традиционные источники трудовой миграции истощаются — румынское и украинское общества стареют, по крайней мере, одинаково. Кроме того, молодые венгры чаще решают покинуть страну.

В нынешней экономической ситуации уровень безработицы составляет 3,7%, что является одним из самых низких показателей в Европе. Если Венгрия не найдет способ магически увеличить производительность, им придется сократить производство. В то же время ситуация в экономике влияет на заработную плату, и реальные доходы венгров значительно превышают уровень инфляции. Это скоро повлияет на решения инвесторов относительно расположения заводов, прибыльность которых была связана с квалифицированной и плохо оплачиваемой группой работников. Так что, если Орбан защитит иностранный капитал от мигрантов с юга, тогда капитал может скоро исчезнуть.

Стоит взглянуть на политические и экономические обещания Орбана. Начало его карьеры связано с предложением построить средний класс, а следовательно, и с возможностью продвижения по службе низших классов и, что следует помнить, равного отношения к самым богатым по закону. Анализируя источники своих предыдущих политических поражений до 2010 года, он пришел к выводу, что власть не будет отдана ему людьми, только людьми, то есть низшим классом.

Так родился лидер, которого мы знаем сегодня как премьер-министра Венгрии. Из мифа об улучшении положения среднего класса он дал только низкие налоги, которые не позволяют финансировать значительные инвестиционные проекты.

Важно отметить, что параллельно с «законом о рабстве» был принят закон об учреждении административного суда, который будет заниматься всеми вопросами, касающимися нарушений, в том числе коррупции, в государственных учреждениях. И громкая реакция на улицах города была предсказуема. Вопрос в том, почему Орбан решил сделать этот шаг прямо сейчас.

Широко распространено мнение, что наименее популярные реформы успевают за первые сто дней правления. Фидес наслаждается почти на 50% поддержка была получена в третий раз подряд в апреле 2018 года, обеспечив конституционное большинство в парламенте.

Внесение противоречивых изменений в закон перед Рождеством является проверенным методом власти, который не зависит от демократических процедур. Зима эффективно ограничивает риск протестов, и правительственные критики должны конкурировать в предновогодний период с высокобюджетными рекламными кампаниями в СМИ.

Кажется, что Орбан просчитался на этот раз. Во время своих недавних многочисленных визитов на восток ЕС он публично приписал Венгрии азиатскую идентичность, явно недемократичную.

Даже если бы он попытался отказаться от явно непопулярных правил, он был бы заинтересован в интересах инвесторов, которые явно требовали гарантии того, что у них все еще будет прибыль. В противном случае заводы, в основном немецкие, будут искать возможности в более дешевых странах.

В целом, инвесторы, вероятно, не будут иметь ничего против притока новой рабочей силы, если мигрантов станет больше.

Ловушка касается не только премьера, заложником стала вся страна. Куда идут венгры? На этот вопрос можно ответить только в альтернативе. В отчете, опубликованном менее трех месяцев назад Visegrad Insight и Немецким фондом Маршалла, несколько десятков аналитиков, новаторов и журналистов из этого региона наметили пять сценариев политических событий для всего региона, включая Венгрию. Два из них кажутся близкими к нынешней динамике событий.

Первый предполагает, что, не видя никакого шанса улучшить экономическую и политическую ситуацию в правовых рамках Союза, премьер-министр Венгрии может принять решение о выходе.

Более того, следующий бюджет сообщества может не дать таких жадных кусочков элите, собравшейся вокруг него, и зависимость от инвесторов, основанная на законодательной гибкости, будет только возрастать. Стоит помнить, что британские экономические элиты вполне дружат с идеей брексита. Более того, венгерский выход — при сохранении таможенного союза и свободного потока людей — может быть не менее привлекательной формой экономической колонизации.