Алексей Иванович, продолжая шептать проклятия вслед убегающей девушке, трясущимися руками держался за своё хозяйство.

Нет, ну надо же, какая …ука! Его, доктора политических наук, без 5 минут профессора эта наглая третьекурсница только что со всей дури ударила по гениталиям.

Алексей Иванович вспомнил её аппетитную фигурку и невольно облизнулся. Это на мгновение отвлекло от боли, и он почувствовал ещё большее желание. Дотянувшись до двери в кабинет и замкнувшись изнутри, он доковылял до кресла и, превозмогая жуткую боль, уселся. Зло стукнул кулаком по столу. Час назад, ожидая её прихода, он представлял как будет любить малышку прямо на столе. Тогда он себя чувствовал почти таким же юным, как она. А вот сейчас он ощутил всю тяжесть своих 52 лет…

Алексей Иванович Бабин ещё три года назад заприметил Ирину. Была международная конференция, он листал сборник публикаций и увидел статью первокурсницы о национальной идее, написанную необычно грамотно и убедительно для такой юной девушки. Он, быстро просмотрев программу конференции, нашёл секцию, в которой Ирина должна участвовать, и решил послушать. Шёл довольный собой, был уверен, что сейчас выхватит в лице с трудом мычащей девчушки-первокурсницы новый козырь против ненавистной ему Валентины Романовны.

Эта тварь — бывшая любовница ректора — хотела курировать не только КВНы, студ весну и прочую ерунду, но и пыталась влезть в науку. Сидела бы на своём месте в детском саду и не высовывалась никуда. Амбиции непомерные… У него было множество идей о развитии студенческого научного направления, и ректор мог на их реализацию выделить серьёзные средства. Плюс эти немцы, готовые делиться опытом и финансировать его проекты.

Он уже видел себя руководителем Международного научного центра при Университете Х. Сейчас, идя к аудитории, Алексей Иванович был уверен, что это глупое выступление — очередная выходка Валентины Романовны. Она дураками-первокурсниками закрывает дырки. Наверняка статья написана по заказу и девчонка провалится. И вообще сейчас у них учатся одни идиоты. Правда, платежеспособные.

Каково же было его удивление, когда на кафедру вышла симпатичная девушка, в отличном костюме, и прекрасно выступила, а потом ещё и ответила на все вопросы. В том числе и на его. Она чувствовала себя очень уверенно перед аудиторией. И чем-то напомнила ему самого себя много лет назад.

Следующие два года Алексей Иванович занимался претворением своих планов в жизнь, не упуская Ирину из виду. Он с интересом читал её статьи, удивлялся порой очень верному выбору научных руководителей и широте интересов. У девчонки явно большое будущее в науке. Надо держать её поблизости.

На третьем курсе он начал преподавать у них политологию. И наконец-то стал руководителем того самого Центра, о котором мечтал. Он взял Ирину под свою опеку. Чем больше они общались, тем больше она ему нравилась. У него частенько были интрижки с аспирантками. Жена давно не радовала, любовница утомляла, а эти милые девушки ради защиты диссертаций и продвижения были готовы облизывать все нужные места.

И вот сегодня он наконец решил объяснить Ирине, как нужно себя вести и что делать, чтобы построить карьеру в науке.

Он начал издалека:

— Вы заметили как мало женщин-учёных в нашей области. Это мир мужчин. Я вижу Ваш талант, моя дорогая. Вы большая умница! Но поверьте, Вам нужен покровитель, опытный мужчина, который не только поможет Вам защититься, построить карьеру, но и научит всему тому, чего никогда даже не узнают Ваши сопляки-ровесники. Ты такая красивая, такая удивительная… Иди ко мне, моя девочка… Ты так давно мне нравишься… Моя Ирочка…

Говоря всё это, Алексей Иванович подходил всё ближе к медленно пятившейся назад Ирине. Когда он протянул руку, провёл пальцами по её раскрасневшейся щеке и облизнулся, глядя на высоко подымающуюся девичью грудь, она резко дала ему по уже эрегированному члену, прокричала кучу неприличных и неожиданных для такой юной и интеллигентной девушки слов и выскочила из его кабинета.

«Ничего, никуда не денется. Сама прибежит.» — думал он, растекаясь по креслу, потому что боль наконец-то начал отпускать. Его не на шутку завёл её отказ.

Через два дня Алексея Ивановича вызвал ректор и сказал, что Ирина написала о произошедшем открытое письмо, которое сегодня принесла ректору, а чуть позже опубликует в студенческой газете. Она поговорила ещё с несколькими девушками, которых Алексей Иванович вёл в качестве научного руководителя. Пара из них подписала письмо и обвиняет его не только в домогательствах, но и в принуждении к сексу. Это был скандал.

Ошарашенный Алексей Иванович попросил о встрече с девушками. Он принёс свои извинения и уволился с должности руководителя центра и из Университета. Девушки пообещали не публиковать письмо.

А Валентина Романовна довольно потирала свои наманикюренные ручки. В тот день, когда Ирина ударила Алексея Ивановича, она случайно обнаружила девушку плачущей в туалете. Та всё ей рассказала. Валентина Романовна, бурно сочувствуя неопытной малышке, поняла, что это звездный час. Наконец-то можно турнуть плюющегося урода с места руководителя Центра, а может и вообще из Университета.

Она прекрасно знала, что Бабин спит со своими студентками, но эта третьекурсница была первой, кто отверг посягательства придурковатого старпёра. Давно пора его проучить. Своего дружка пусть держит в штанах. Валентина Романовна посоветовала написать письмо, сама нашла остальных девушек, пошла вместе с ними к ректору, а через пару месяцев с удовольствием наблюдала как из бывшего кабинета её врага выносят стол и кресло, на которых этот старый извращенец шпилил своих студенток, и заносят изготовленную на заказ новую мебель в её новый кабинет.


@Инга Шаломова